Воскресенье, 04.12.2016, 23:29
Приветствую Вас Гость | RSS
ActionTeaser.ru - тизерная реклама
ПОСЛЕДНИЕ ТЕМЫ ФОРУМА
  • ХОМО УКРОПУС (10)
  • 04.12.2016 Украина, Крым. Ситуация ... (10)
  • 04.12.2016 Обзор карты боевых дейст... (10)
  • Признаки упадка. (3)
  • 03.12.2016 Обзор карты боевых дейст... (9)
  • 03.12.2016 Украина, Крым. Ситуация ... (12)
  • Меню сайта
    Доска позора
    Доска позора.ру:

    добавить жалобу >>>>

    Категории раздела
    Беспредел [39]
    Разное [24]
    Акции [16]
    Право [6]
    СМИ [197]
    Мои статьи [9]
    Открытые письма [2]
    Видеообращения [3]
    Судебные материалы, расследования [3]
    Официальные документы [1]
    Суд [0]
    Мини-чат
    50
    Статистика

    Онлайн всего: 17
    Гостей: 17
    Пользователей: 0
    Главная » Статьи » СМИ

    ЧИСТО РОССИЙСКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВСЕРОССИЙСКОГО МАСШТАБА -2
    (НЕ ЖУРНАЛИСТСКОЕ, ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ).
    Для того, чтобы картина всероссийского преступления, исполненного должностными лицами государственных органов в отношение инвалидов, была полной, вынужден более тщательно, чем обычно это делают чиновники и журналисты, остановиться как на юридической составляющей вопроса, так и на его истории.
     
    1. Дискриминация, узаконенная депутатами.
    До недавних пор все инвалиды, имевшие медицинские показания на получение автомобилей, выдававшихся органами социальной защиты в качестве технических средств реабилитации, по истечении 7 лет эксплуатации имели право на их замену. Сегодня, обращаясь в эти органы, инвалиды получают стандартные описки о том, что якобы «правовых оснований для замены автомобилей нет».
    Такая же информация распространяется и через средства массовой информации. При этом те же самые СМИ регулярно информируют о том, что различные Управления Фонда социального страхования в очередной раз обеспечили замену автомобилей инвалидам – производственникам, у которых истёк семилетний срок эксплуатации автомобилей, выданных ранее.
    В чём же дело? Почему в отношении одних инвалидов (получивших травмы на производстве) обязательства исполняются, а для других, например, для военнослужащих и сотрудников силовых структур, которые также получили травмы при исполнении служебных обязанностей и точно также были застрахованы, «правовых оснований не находится»? Действительно, а не лукавят ли чиновники и СМИ, утверждая, что такая льгота отменена 122-ым Федеральным законом от 22.08.2004г., более известным, как закон о монетизации льгот?
    Действительно, 122-й Федеральный закон от 22.08.2004г. стал водоразделом. Но он не делил инвалидов на производственников и всех остальных! Фактически он разделил инвалидов в правах на две категории: на тех, кто встал на учёт в органах социальной защиты до вступления 122-го закона в силу (01.01.2005г.), и – на тех, кто стал инвалидами после этой даты.
    Законодатели, принимавшие 122-й закон, не могли не учитывать, что в соответствии с частью 2 статьи 55 Конституции РФ: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Поэтому просто отменить льготу для всех инвалидов сразу депутаты Госдумы не могли. – Слишком явным в таком случае был бы антиконституционный характер этого закона, а значит и его не легитимность. Поэтому в его текст была введена статья 153 о так называемых «длящихся» обязательствах или правоотношениях.
    По мысли разработчиков закона, право на обеспечение техническими средствами реабилитации (автомобилями) должно было остаться только у тех инвалидов, кто относился к первой категории. Те, кто этой льготой не пользовался до 01.01.2005 года, по мнению законотворцев, должны были обходиться без неё и в дальнейшем. Поскольку, дескать, инвалидами до 01.01.2005 года они ещё не были, а, значит, и субъектами длящихся правоотношений не являлись, то, следовательно, на них норма права, предусматривавшая обеспечение транспортными средствами, не распространялась, а, значит, и не должна распространяться после указанной даты.
    Исходя из таких умозаключений, права инвалидов, ставшими таковыми после 01.01.2005 года, с принятием 122-го закона вроде бы ущемлены не были. - Логика в таких рассуждениях есть, правда, носит она, по крайней мере, спорный, а, на мой взгляд, - дискриминационный характер.
    Действительно, ведь «счастливчики», «вписавшиеся» в установленную законом дату, оказались в несравненно более выгодном положении, чем их менее удачливые собратья по несчастью. В соответствии с действовавшими до 01.01.2005 года законами и подзаконными актами, инвалидам (имевшим соответствующие медицинские показания) не только должны были предоставляться автомобили, но и производиться замена ранее полученных автомобилей после 7 лет их эксплуатации и даже – частично компенсироваться расходы на их эксплуатацию.
    Вновь испечённые же инвалиды должны были довольствоваться «монетизацией», то есть по факту – оставаться ни с чем.
    Казалось бы, чиновники Минздравсоцразвития и их коллеги на местах (а это, наверное, тысячи госслужащих) должны были попытаться устранить эту несправедливость, допущенную депутатами, проголосовавшими за дискриминационный закон… И исправить ошибку.
     
    2. «Работа над ошибками».
    Напомню: всего законов, предусматривавших обеспечение инвалидов автомобилями, было пять: 4+1. Четыре федеральных закона: «О ветеранах», «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и «О реабилитации жертв политических репрессий»), исполнение которых обеспечивалось принятием соответствующих законов о бюджете на очередной финансовый год. Особняком в этом ряду стоит Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний". Его финансирование осуществляет не государство (бюджет), а сами предприятия, оплачивавшие страховые взносы.
    Именно потому, что обеспечение транспортными средствами инвалидов - производственников, то есть получивших травмы при исполнении трудовой функции, производилось и до настоящего времени производится органами социального страхования, а не органами социальной защиты, они оказались в особом положении. Во всяком случае, проблем у них пока нет. Пока.
    То есть государственные органы оказались в состоянии следить за тем, чтобы соцстрах исполнял свои обязанности перед инвалидами-производственниками, а все остальные категории инвалидов, находившиеся на обеспечении самого государства, остались за бортом. Точнее – без колёс.
    Казалось бы, руководство Минсоцздравразвития, заботясь о законных правах инвалидов, после принятия 122-го закона по хорошему должно было бы инициировать и внести через Правительство РФ в Думу дополнения или изменения к 122-му закону, исправив допущенную ошибку. Но произошли совсем другие события.
    В самом начале, ещё до принятия 122-го закона всё выглядело пристойно. Указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. № 314 было образовано Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию (далее - Росздрав), которое впоследствии Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2008 г. № 724 было упразднено.
    С какой же целью оно создавалось? И выполнило ли оно за четыре года те задачи, которые на него возлагались?
    Постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 325 "Об утверждении Положения о Федеральном агентстве по здравоохранению и социальному развитию", оно создавалось, в том числе и для организации предоставления социальных гарантий, установленных законодательством РФ для социально незащищенных категорий граждан. Основной функцией Росздрава было: издание индивидуальных правовых актов, а также ведение реестров и регистров в сфере здравоохранения и социальной защиты населения (http://www.gov.cap.ru/hierarhy.asp?page=./20/12107/83819/114424/117401/119147/119149).
    Исполняя свои функции, 26.01.2005 года Росздрав направил в органы социальной защиты субъектов РФ письмо за подписью заместителя руководителя агентства Лебедева И.В. № 10-11/08-647. В соответствии с этим документом, изданным Росздравом в соответствии со своей компетенцией, органы соцзащиты субъектов Российской Федерации должны были «… до 5 февраля 2005 года предоставить поименный список лиц, имеющих право на получение автотранспорта… согласно прилагаемой форме».
    Во всех четырёх приложениях к указанному письму (по числу законов, предусматривавших право на обеспечение автомобилями) содержалась графа, озаглавленная: «Обеспечивался ли ранее транспортными средствами (когда, каким)». То есть в соответствии с формами, прилагавшимися к письму Лебедва И.В., в списки должны были войти, все инвалиды, которые имели соответствующие медицинские показания и были поставлены на учет до 1 января 2005 года, в том числе и лица, которые ранее получали автомобили. Логично предположить, что эти списки и должны были стать основой для формирования Федерального реестра инвалидов.
     
    3. Тайны «мадридского двора» и российского правосудия.
    Но здесь начинаются «тайны мадридского двора». Главная из них, - какие списки фактически были направлены в Росздрав областными органами социальной защиты в Москву до 5 февраля 2005 года? В Курске, например, их, на мой взгляд, попытались «засекретить». Такой вывод напрашивается потому, что ни один из следователей следственного отделения Следственного комитета РФ по Сеймскому административному округу города Курска (Шиляков Ю.Ю., Конорев В.С. и Зубарев А.В., которым поручалось проведение проверки в 2009 - 2010 годах) не посчитали возможным допрашивать лиц, непосредственно занимавшихся составлением списков инвалидов Курской области?
    Хотя, например, бывший в ту пору Председателем комитета социальной защиты населения Курской области ИВАНОВ Николай Николаевич, дававший непосредственное указание своей подчинённой: «Тереховой В.И. Для работы», до сих пор живёт, здравствует и даже вроде бы опять поднимает коммунистический электорат на борьбу за светлое завтра... Фамилии сотрудников, которым непосредственно поручалась «организация исполнения», бумага, имеющаяся у следователей, сохранила. Бери и допрашивай. А, если вдруг «подзабыли», то ведь можно было и документальную встречную проверку провести. И установить, какие списки на самом деле поступили в Росздрав из курского собеса. Но, ни одним из следователей такая проверка почему-то проведена не была…
    По показаниям действующих сотрудников облсобеса БЕРБЕНЦОВОЙ Е.А. и СКРИЧЕНКОВА И.А., данным ими, как в ходе проверок, проводившихся следователями, так и в судебных заседаниях у судей Промышленного суда города Курска ПЕРФИЛЬЕВОЙ Н.А. и КОНОРЕВОЙ Ж.М., в списки, направленные Росздрав, были внесены фамилии только тех инвалидов, срок эксплуатации автомобилей которых истекал до 1 января 2005 года.
    Поинтересоваться: кто и когда дал указание таким образом сократить списки, в результате чего в них не попала добрая половина инвалидов, судья ПЕРФИЛЬЕВА Н.А., наверное, не догадалась, курские следователи поинтересоваться «постеснялись», а судья КОНОРЕВА Ж.М. сначала не смогла… А затем, когда выше поименованные сотрудники областного собеса, вызванные в суд во главе с его нынешним предателем НОВИКОВОЙ О.В., явку в суд проигнорировали (протокол судебного заседания от 08 сентября 2010 года), желание задавать неудобные вопросы у судьи КОНОРЕВОЙ Ж.М. почему-то, вдруг пропало…
    В результате собесовского демарша, а так же из-за того, что представители прокуратуры не смогли толком ответить на вопросы по существу проводившейся проверки, полтора десятка вопросов, главный из которых: кто дал команду переполовинить списки?- просто «повисли в воздухе». Отвечать на них было некому или нечего.
    В Пермском крае, например, на запрос Попова А.В. о том, был ли он снят с учёта при получении авто, и.о. заместителя министра Неволина О.Г. в письме № СЭД 33-05-35-677 от 16.03.2011г. сообщила, что: «В Вашем архивном деле отсутствует информация о снятии Вас с учёта лиц, нуждающихся в обеспечении транспортным средством». То есть Неволина О.Г. практически подтвердила, что инвалид с учёта не снимался, однако, это почему-то не помешало собесовцам не включать его в списки, а затем суду - отказать в удовлетворении иска.
    Тем не менее, ответ на вопрос: как на самом деле в России составлялись списки в 2005 году, удалось найти. Он есть в официальном документе Росздрава, которому было поручено формирование единого федерального реестра. В письме от 29 мая 2006 г. №10-11/08-5561 написано: «Однако до настоящего времени не поступили списки от республик Алтай и Ингушетия, Ставропольского края, Астраханской, Костромской, Курской, Ленинградской Пензенской, Пермской, Самарской и Смоленской областей, г. Санкт-Петербурга, Корякского, Ханты-Мансийского, Эвенкийского и Ямало-Ненецкого автономных округов». В связи, с чем Росздрав оставил за собой право «… не обеспечивать в 2006 году транспортными средствами инвалидов, проживающих в указанных субъектах Российской Федерации».
    Из этого письма следует несколько неопровержимых выводов.
    Вывод первый. Письмо Росздрава от 26.01.2005 года собесовцы из некоторых регионов, оказывается, вообще не исполнили.
    Вывод второй. За нерасторопность областных чиновников «крайними» Росздравом были назначены сами инвалиды, проживающие в соответствующих регионах. Раз списков из областей нет, то и деньги выделять не надо, решили в Москве.
    Казалось бы, если исполнительная власть допускает нарушение чьих-то прав, то есть же такой орган надзора, как прокуратура! Вот ужо, она накажет действительно виновных и вступится за права обездоленных! Однако, прокуратура промолчала.
    Таковы факты.
    Дальше – больше. Ответственность за сокращение списков (читай – за нарушение законных прав инвалидов) для нерадивых чиновников не только не наступила. Более того, очевидно, в Москве кто-то посчитал: если из общих списков убрать всех, кто автомобили уже получил, то на сэкономленные за счёт инвалидов средства можно и кабинеты отремонтировать, и новые офисы с коттеджами построить, и … премии получить!.. Да, мало ли куда можно пристроить такую сверхплановую «экономию»!
    Естественно, хоть и было переполовинивание списков противоправным, но при этом оно значительно снижало нагрузку на бюджет! Маркс о капитале писал: "Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы…” Как видно, собесовское руководство, воспитанное на марксизме-ленинизме, с российскими законами тоже решило не церемониться…
    Каждый из чиновников, сидящих в министерских и председательских креслах в областных или республиканских собесов, либо, выполняя чьё-то руководящее распоряжение, либо проявляя собственную инициативу, заботился о том, как бы «поэффективней сработать», добиваясь сверхплановой экономии… То, что этой экономией нарушались законные права тех, ради которых, собственно говоря, эти собесы и существуют, всех причастных к сокращению списков, видимо, волновало меньше всего.
    Ещё один постулат о том, что «деньги любят тишину» по всей России чиновниками был исполнен идеально: списки инвалидов сократили по-тихому. Естественно, самих инвалидов о совершённом в отношении них сокращении, никто не уведомил, а прокуратура преступных действий не заметила.
     
    4. Продолжение преступления. Остап Бендер отдыхает.
    Дальше происходит неизбежное. «Окушки» и без того не отличавшиеся техническим совершенством, неизбежно стареют, превращаясь из средства передвижения в кучу проблем для их владельцев. Но на запросы инвалидов о замене автомобилей, выслуживших установленный срок, как из Минсоцздрава РФ, так и от областных чиновников неизменно высылались и высылаются до сих пор отказы, мотивированные тем, что якобы «правовых оснований для замены автомобилей нет».
    А так ли это на самом деле? Разбираемся.
    Обычно ответственные соцздравовцы для придания «веса» своим отпискам (для пущей важности) указывают в качестве единственного действующего нормативного акта Указ Президента РФ № 685 от 06.05.2008 г. Все ранее действовавшие законные нормы об обеспечении и замене автомобилей, судя по их отпискам, якобы отменены 122-м Федеральным законом. О том, что в этом законе есть 153 статья, предполагающая исполнение длящихся правоотношений, чиновники предпочитают «забывать». И действительно: ведь с первого взгляда в новых редакциях законов «О ветеранах», «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» и «О реабилитации жертв политических репрессий» нормы, предусматривавшей обеспечение инвалидов автомобилями, уже нет.
    Более того стараниями, надо полагать, сотрудников того же Минсоцздрава, автомобили не вошли в перечень технических средств реабилитации, а подзаконные акты – Постановления Правительства, регламентировавшие порядок обеспечения инвалидов автомобилями, Постановлением Правительства № 15 от 19.01.2008г. были отменены. Новое же постановление, которое должно было бы определять порядок замены автомобилей в соответствии с требованием статьи 153 122-го Федерального закона, принято не было. А судя по тому, как усердно чиновники Минсоцздрава и их областные коллеги «забывают» о длящихся правоотношениях и пытаются через СМИ втемяшить в общественное сознание «отсутствие правовых оснований», то принимать такое постановление Правительство и не собирается вовсе.
    Сама по себе «забывчивость» чиновника или «утаивание им информации» уголовно не наказуемы. Но если «предоставление гражданину неполной или заведомо ложной информации» сочетается с «причинением вреда правам и законным интересам граждан», а отнимается законное право, то в соответствии со статьёй 140 Уголовного кодекса РФ, отказы в замене автомобилей, которые регулярно даются гражданам, имеют состав преступления.
    Таким образом, каждый неправомерный отказ инвалиду, имеющему право на замену автомобиля, который даётся чиновником, уполномоченным принимать законное решение – это преступление в отношении конкретного инвалида или очередные эпизоды преступлений, которые регулярно совершают руководители областных, краевых и республиканских органов социальной защиты. То есть мы имеем в каждом отдельном случае неправомерного отказа состав уголовного преступление, а в совокупности – ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВСЕРОССИЙСКОГО МАСШТАБА.
    Казалось бы, не видеть этого могут только коррумпированные следователи, прокуроры и судьи! Но фактически не видят этого почему-то почти все «борцы с коррупцией»! Почему?
    Конечно же, всё упирается в деньги. В те самые, которые были «сэкономлены» на инвалидах. Правительству гораздо выгоднее считать, что, как доложила ГОЛИКОВА Т.А., а за ней повторил и В.В. ПУТИН все обязательства государства перед инвалидами уже выполнены. И такой проблемы, как замена автомобилей, дальнейшая эксплуатация которых инвалидами либо опасна, либо просто невозможна, больше не существует. А раз вопрос закрыт и проблем нет, то… «Оку» вообще сняли с производства.
    Вместо того, чтобы помнить о государственных обязательствах и навести порядок в этом вопросе, безусловно, гораздо дешевле сделать «широкий» жест и ввести новый «механизм обеспечения». Видимость введения такого механизма имела место. Суть его в том, что вместо замены автомобилей, отслуживших установленный срок, на новые автомобили, Правительство издаёт Постановление N 508 от 12.07.2010г. "О передаче инвалидам в собственность легковых автомобилей".
    В этом документе субъектам РФ было рекомендовано передать инвалидам в собственность те самые ржавые автомобили, которые были выданы им до 1 января 2005 года в пользование. То есть – без права замены. Владейте мол, теперь тем же самым автобарахлом, которое вы и имели, но уже, как собственным, и - ни в чём себе не отказывайте! То, что использовать такой автомобиль по прямому назначению зачастую уже невозможно, к примеру, по причине проржавевшего и провалившегося днища, никого, кроме самих «осчастливленных» автохламовладельцев не интересует. Цена вопроса для правительства минимальна: стоимость бумаги и расходных материалов на постановление с «новым механизмом», да, может быть премия чиновнику, придумавшего это ноу-хау.
    Последователям Оси Бендера, не имеющим такого административного ресурса, остаётся только нервно курить в сторонке, наблюдая за необузданным полётом фантазии российских жуликов, облечённых властью.
    После всех этих манипуляций со списками, постановлениями и фактическим прекращением выпуска автомобилей с ручным управлением для инвалидов, после того, как прокуратура «ослепла», не замечая очевидные нарушения закона и попрание прав инвалидов, все госструктуры оказались заинтересованными в том, чтобы ПРЕСТУПЛЕНИЕ ВСЕРОССИЙСКОГО масштаба, совершённое против инвалидов, не только никогда не было раскрыто, но даже и возбуждено.
    Ответ на вопрос, как формировался федеральный реестр, и кто руководил сокращением списков до настоящего времени остаётся тайной. Причём тайной, которую охраняет ни кто-нибудь, а сама Генеральная прокуратура!
     
    5. Для кого закон не писан.
    Когда в Генпрокуратуру поступило заявление о возбуждении уголовного дела ввиду наличия признаков преступления со стороны конкретных должностных лиц Минсоцздрава РФ, предоставивших в суд заведомо ложные сведения, то сотрудница Генпрокуратуры – заместитель начальника управления по надзору за соблюдением прав и свобод граждан главного управления по надзору за соблюдением федерального законодательства Хохрина Г.А. с исходящим № 72/1-р-09 от 13.10.2009г. переадресовывала заявление о проведении проверки и возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников Минсоцздрава им же самим! Что является грубейшим нарушением части 5 статьи 10 закона «О прокуратуре», где написано: «Запрещается пересылка жалобы в орган или должностному лицу, решения либо действия которых обжалуются».
    Но и это не всё! В своём официальном ответе Хохрина Г.А. повторила откровенную дезинформацию, регулярно повторяемую собесовскими чиновниками: «правовых оснований для замены нет», что из уст работника прокуратуры является либо откровенным враньём, либо некомпетентностью или обычной человеческой непорядочностью.
    Казалось бы: случай вопиющий и требующий немедленного вмешательства вышестоящих сотрудников генпрокуратуры. Однако, вместо того, чтобы увидеть очевидное нарушение закона, всё руководство генпрокуратуры встало на защиту Хохриной Г.А.
    Поочерёдно нарушение закона, допущенное Хохриной Г.А., не заметили начальник управления по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Главного управления по надзору за исполнением федерального законодательства Л.И. Коптева, затем вышесидящий Начальник Главного управления по надзору за исполнением федерального законодательства Генеральной прокуратуры Российской Федерации Паламарчук А.В. и, наконец, заместитель Генерального прокурора Буксман А.Э.
    А уж жалобу на не правовую позицию заместителя Генерального прокурора рассматривал не Генеральный прокурор Чайка Ю.С., как это должно вроде бы быть исходя из табеля о рангах… а кто бы вы думали? – Аж, сама госпожа Хохрина Г.А.! Именно она, оказывается, принимает окончательное решение в Генпрокуратуре, а заодно и прекращает переписку с гражданином, если отвечать на его законные вопросы ей нечего. То есть, бардак в генеральной прокуратуре РФ носит системный характер и крышуется халатностью её руководства.
    Казалось бы: вот создано новое и вроде бы самостоятельное образование – Следственный комитет РФ. Вот уж кто всю коррупцию выведет на «чистую воду»! Ан, нет, вслед за генпрокурорскими «слепнут» и сотрудники Следственного комитета, перенаправляя заявления о возбуждении уголовного дела в ту же самую генпрокуратуру, где привычные отписки рисует та же самая Хохрина Г.А. То есть круговая порука защелкивается двойным кольцом тех, кто с нею и должен бороться!
    Почему же таким противозаконным образом ведут себя борцы за торжество закона и права?
     
    6. Вершина правового нигилизма.
    После Определения Конституционного Суда от 17.07.2007 г. № 624, подтвердившем право на замену автомобилей инвалидам войны, последовало ряд решений судов, которые принимались в соответствии с этим Определением.
    Так, были вынесены: решение Табунского районного суда Алтайского края от 29 июля 2008 года, принятое по иску прокурора Евгения Зеленина в интересах инвалида СА Владимира Нифонтова; решение Элистинского городского суда от 22 июля 2009 года, а также решение Центрального районного суда города Читы об удовлетворении иска инвалида боевых действий Сергея Абрамова (по информации пресс-службы прокуратуры Карымского района от 16.12.2010, электронный адрес сообщения - http://prokuror-karymskoe.narod.ru/menu30/articles/2010/12/ar7.html), которое впоследствии было отменено кассационной инстанцией.
    А вскоре судьи стали выносить решения, прямо противоречащие Определению Конституционного Суда от 17.07.2007 г. № 624 по жалобе гражданина Апполонова В.М. "пачками".
    Почему? Ответ есть на сайте Верховного Суда. В качестве образцовой «болванки», с которой прокуроры и федеральные судьи стали переписывать обоснование своих решений, стало определение по делу № 87-В09-3, рассмотренное Верховным судом РФ 17.09.2009 г. в составе судей ГОРОХОВА Б.А., КОЛОЧЕВОЙ Г.А. и МАКАРОВА Г.В.
    Вынося это определение по делу ветерана Великой Отечественной войны, инвалида 1 группы по ранению Москвина Б.А., право которого на замену автомобиля было признано судами первой и второй инстанции, верховные судьи показали всем остальным судьям, какие именно решения будут считаться законными.
    Во первых, в деле МОСКВИНА Б.А. они использовали процессуальный нюанс, заключающийся в том, что, если одна из сторон, участвующая в процессе, соглашается с каким-то утверждением противной стороны, например, о том, что, получив автомобиль, МОСКВИН Б.А. был снят с учёта, то в этом случае противники освобождаются от необходимости доказывать обстоятельство, на которое они ссылаются (часть 2 статьи 68 ГПК РФ). Доказывать, что есть нормативный акт, в котором эта норма прописана, уже не надо!
    Как записано в определении Верховного Суда: «… судом было установлено и не отрицалось самим истцом, что он не был поставлен на учёт по обеспечению транспортным средством в органах социальной защиты населения до 1 января 2005 года», поэтому, дескать: «право на бесплатное получение транспортного средства у него не возникло» (абзац 1 стр. 5 Определения ВС РФ от 17.09.2009 г. № 87-В09-3). То обстоятельство, что право на обеспечение транспортным средством у инвалида 1 группы возникло ещё в 1954 году (абзац 1 на стр.2 того же определения) и никаких законных оснований для лишения его этого права не было, Верховный суд оставил без внимания.
    Приобретя в 1989 году с зачётом стоимости, полагавшегося ему «Запорожца», ВАЗ 2107, Москвин Б.А. эксплуатировал его до тех пор, пока 8 августа 2008 года автомобиль не был признан неисправным и непригодным к эксплуатации (абзац 1 на стр.2 того же определения). Но когда инвалид обратился в Департамент Костромской области, то сообщением от 27 октября 2008 года ему было отказано в обеспечении транспортным средством. Причиной стало то, что якобы: «… он не был поставлен на учёт на получение транспортного средства до 1 января 2005 года».
    Кто, когда и, самое главное: на основании, какого нормативного акта снимал МОСКВИНА Б.А. с учёта, на котором он состоял с 1954 года, если вплоть до 2008 года в федеральных актах вообще отсутствовало правовой нормы, предусматривающей, что получение автомобиля влечёт снятие инвалида с учёта, Верховный Суд устанавливать не стал.
    Закрыв глаза на отсутствие закреплённой в материальном праве нормы, которая бы предусматривала, что получение автомобиля влекло снятие инвалида с учёта, судьи, ухватились за подходящую процессуальную норму и, на мой взгляд, просто «поймали» инвалида на слове, лишив, таким образом, ветерана войны его законного права.
    Но, отказав одному инвалиду войны в замене автомобиля, в своём определении от 17.09.2009 г. судьи Верховного суда фактически нанесли удар по правам всех инвалидов войны, а заодно и по правам всех инвалидов, имевших право на обеспечение автомобилями.
    В частности, в своём определении суд написал следующее: «…Ссылку суда первой инстанции на определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2007 г. N 624-О-П нельзя признать правомерной, поскольку толкование Конституционным Судом права на бесплатную замену транспортного средства по истечении семи лет его эксплуатации было дано по конкретному делу в системе нормативных правовых актов, действовавших на момент вынесения Конституционным Судом данного определения. В частности, суд основывал свою позицию на нормах постановления Правительства РФ от 14 марта 1995 г. N 244 "Об изменении марки автомобиля, предназначенного для выдачи инвалидам бесплатно", предусматривавшего право на замену автомобиля по истечении семилетнего срока эксплуатации, которое признано утратившим силу с 3 февраля 2008 г. в связи с принятием постановления Правительства РФ от 19 января 2008 г. N 15. Кроме того, после вынесения указанного определения были изданы Указ Президента Российской Федерации от 6 мая 2008 г. N 685 и постановление Правительства РФ от 12 сентября 2008 г. N 670, которыми введен новый механизм обеспечения инвалидов транспортными средствами, предусматривающий передачу транспортных средств в собственность лицам, у которых право на их получение возникло до 1 января 20Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний05 г., включая лиц, состоявших на указанную дату на учете в органах социальной защиты населения для получения транспортного средства.
    Таким образом, выводы судебных инстанций о праве истца на получение транспортного средства основаны на ошибочном применении и толковании норм материального права.
    При таком положении решение Свердловского районного суда г. Костромы от 10 февраля 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 13 апреля 2009 года не могут быть признаны законным, в связи с чем подлежат отмене (абз. 3-5 на стр.5 Определения)».
    В переводе с языка юридического на русский, общедоступный, это означает, что три вышепоименованных богатыря из Верховного суда, попросту перечеркнули Определение Суда Конституционного.
    При принятии этого определения, какая-то необъяснимая заставила судей забыть, что:
    1) существует Федеральный Конституционный закон №1, который определяет высшую юридическую силу решений Конституционного Суда;
    2) что решения, принимаемые Конституционным судом подлежат неукоснительному исполнению на всей территории России и обязательны к исполнению всеми, в том числе и судами;
    3) что исполнительная власть обязана подзаконные акты приводить в соответствие с толкованиями, которые даются Конституционным Судом в своих решениях, а не наоборот.
    То есть, фактически осуществление законных прав инвалидов (прав, прописанных в законе) судьями Верховного Суда поставлено в зависимость от того, соблаговолят ли чиновники издать соответствующий закону подзаконный акт. Хотя это даже необязательно, поскольку решения Конституционного Суда являются нормами прямого действия и не требуют подтверждения какими-то другими правовыми актами.
    Таким образом, благодаря усилиям судей ГОРОХОВА Б.А., КОЛОЧЕВОЙ Г.А. и МАКАРОВА Г.В. всё законодательство было практически перевёрнуто с ног на голову!!! Высшим «законодателем» стал чиновник, издающий или не издающий подзаконный акт. После этого определения Верховного Суда РФ Определение Конституционного Суда РФ превратилось всего лишь бумажку. Вследствие чего судей Конституционного Суда после «горохово-колочёво-макаровского определения» можно считать лишь высокооплачиваемыми ряженными, издающими время от времени никому не нужную макулатуру… или как надо понимать такое презрение верховных судей к документам, принимаемым их конституционными коллегами?
    Принцип прецедентного права в российском законодательстве не закреплён. Наши судьи, вроде бы как бы независимы при принятии решений. Но, каковы будут последствия не санкционированной вышестоящим чиновником «независимости»? Каждый человек, даже далёкий от котла, в котором варится судейская каша, понимает, что на самом деле независимость лишь мнимая.
    Тем не менее, не смотря на махровый правовой нигилизм, который продемонстрировали в своём определении три богатыря из Верховного суда, в Российской Федерации находились и находятся судьи, проявлявшие принципиальность и независимость. Так 21 января 2009 года судьёй Кирилловский районный суд Вологодской области А.Н.Афаныгиным было принято решение о замене автомобиля инвалиду войны (Дело №2-3/2009, http://kirillovsky.vld.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=79).
    А 21 мая 2012 года, то есть через три года после принятия кривосудного определения Верховным Судом, судьёй Центрального районного суда Калиниградской области Эльзессером Владимиром Викторовичем по иску прокурора Краснознамённого района младшего советника юстиции НЕЖИВОГО СЕРГЕЯ БОРИСОВИЧА принято решение в интересах инвалида Котова М.И. о замене его авто. Информация основана на сообщении старшего помощника прокурора Калиниградской области по взаимодействию со средствами массовой информации и общественностью старшего советника юстиции ПОНОМАРЁВОЙ ОКСАНЫ ВЛАДИМИРОВНЫ (e-mail:info@prokuratura39.ru).
    Более того, как следует из информации с сайта Центрального районного суда г. Калининграда (опубликованной по электронному адресу: http://is.gd/WdOeEY 08.08.2012 года решение, которым иск удовлетворён частично, вступило в законную силу.
    Однако, как следует из информации с того же сайта Центрального районного суда г. Калининграда, опубликованной по другому электронному адресу : http://is.gd/vpmBu1 , 08.08.2012 г. Калининградским областным судом, как указано в карточке: по заявлению «УФК п.К.»: «решение ОТМЕНЕНО ПОЛНОСТЬЮ с вынесением НОВОГО РЕШЕНИЯ». На сайте самого Калининградского областного суда в списке дел, назначенных к слушанию на 08 августа 2012 года находим и само Апелляционное определение (http://is.gd/tFxVvZ).
    Из него следует, что решение суда первой инстанции отменено потому, что иск был предъявлен к Правительству Калининградской области и Министерству социальной политики, а не к Министерству здравоохранения и социального развития Российской Федерации, которому «… Федеральным законом от 13.12. 2010 года «О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов… предусмотрено выделение из федерального бюджета ассигнований на обеспечение инвалидов транспортными средствами реабилитации … и на момент обращения М. с заявлением о замене транспортного средства, либо выплате компенсации и на день вынесения решения осуществляло функции главного распорядителя и получателя средств федерального бюджета в части средств, предусмотренных на него функций» (стр. 4 абзац четвёртый определения), но «… к которому исковых требований заявлено не было и которое к участию не привлекалось». (Предпоследний абзац мотивировочной части определения).
    Что же касается правового обоснования решения о замене автомобиля, принятого судом первой инстанции, то суд второй инстанции, проанализировав их, установил, что «… положение пункта 9 статьи 44 Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ, которым признается утратившим силу подпункт 19 пункта 1 статьи 14 Федерального закона "О ветеранах", не исключает обязанность Российской Федерации обеспечить инвалидам Великой Отечественной войны, имеющим установленные до 1 января 2005 года соответствующие медицинские показания, как лицам с особым правовым статусом, вытекающим из признания их заслуг перед Отечеством, бесплатную замену транспортного средства по истечении семи лет его эксплуатации, если оно было получено ими до 1 января 2005 года в качестве технического средства реабилитации. Вывод суда в указанной части является правильным.»
    Полагаю, что при таких обстоятельствах дела ничего не мешало судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда с согласия прокурора и истца привлечь делу надлежащего ответчика и вынести законное и обоснованное решение.
    Подавалась ли кассация жалоба на решение от 08.08.2012 года или новое исковое заявление к надлежащему ответчику, не известно. Однако, изучая правоприменительную практику (относительно правового смысла содержащегося в ст.153 122-ФЗ), нельзя не прийти к выводу, что, когда независимо друг от друга, судьи различных районных судов, разных территорий приходят к единому выводу, но затем вышестоящие суды эти решения отменяют пачками, речь не может идти о судебной ошибке. Не может большое количество судей первой инстанции массово ошибаться независимо друг от друга, это нечто другое…
    Одним словом можно только воскликнуть: «Чудны твои дела, российское правосудие!»
    Хотя чему собственно удивляться? Этой проблеме в России много лет. Еще в конце 19 века проф. Г.Ф. Шершеневич писал: «Судебная практика рабски ловит каждое замечание кассационного департамента, старается согласовать свою деятельность со взглядом сената. Эта масса решений, нарастающая с каждым годом все крепче и крепче, опутывает наш суд, который, как лев, запутавшийся в сетях, бессильно подчиняется своей участи, отказывается от борьбы и живет разумом высшей судебной инстанции… Борьба перед судом ведется не силой логики, не знанием соотношения конструкции института и системы права, не искусством тонкого толкования, а исключительно ссылкой на кассационные решения…»
    С тех пор в России неоднократно менялись названия судебных инстанций, да и сам государственный строй, но незыблемым остаётся оглядка судей не на закон, а на мнение вышестоящей инстанции. Оно и понятно: судейская мантия любому судье (за редчайшим исключением!!!) к своему телу ближе, как и сопутствующие ей зарплата, премии и прочие блага. Поэтому выбор между какими-то бумажными правами каких-то инвалидов и благополучием самих федеральных судей, очевиден…
    Таким образом, на сегодняшний день, как и сто лет назад, независимого правосудия в Российской Федерации нет, есть лишь его имитация.
    Нет и прокуратуры, у которой при вдумчивом анализе ситуации должны бы возникнуть вопросы. Например, такие: если списки в 2005-2006 годах либо не составлялись вовсе (На каком основании?), либо были переполовинены (По чьему распоряжению?), то на основании чего, как указано в процитированном Апелляционном определении Калинградского областного суда: «… Федеральным законом от 13.12.2010 года "О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов", Министерству здравоохранения и социального развития предусмотрено выделение из федерального бюджета ассигнований на обеспечение инвалидов транспортными средствами реабилитации?» Сколько конкретно денег выделялось? По каким спискам? Кем и куда они были израсходованы, если до тех получателей, которым были предназначены, они так и не дошли, а автомобили так и не доехали?
    На все эти вопросы могли и должны бы получить ответы прокуратура и Следственный комитет, если бы они у нас были и «копали» по-настоящему, а не имитировали бурную деятельность, пересылая друг другу отписки.
    А как же реагирует на весь этот бардак тот, кто выбран гарантом исполнения Конституции?
     
    7. Увы, гаранты гарантируют произвол.
    Нельзя сказать, что Президент или его администрация совсем не реагируют на обращения к нему, хотя и такие факты есть. Не последовало реакции Президента на обращение к нему инвалидов-афганцев. Не нашёл времени ответить Президент и на обращение своего уполномоченного по правам человека Лукина В.П., а тот, видать, не особенно сильно настаивал…
    На обращения обычных граждан из администрации президента следуют трафаретные отписки о принятии информации к сведению, да о независимости судей и их подчинении только Конституции и законам. На вопрос о том, почему судьи настолько независимы, что их решения уже не зависят ни от Конституции, ни от законов, ответа пока нет и, очевидно, не будет.
    Надо оговориться о том, что нарушения, которые имеют место в затронутом вопросе, начались, когда обязанности гаранта исполнял В.В.Путин, который, что не исключено, и давал команду ЗУРАБОВУ М.Ю. «повнимательнее» отнестись к расходам по социальным обязательствам, да бывший министр, видимо, не так его понял и слегка переусердствовал, поэтому В.В. Путин и послал его … послом.
    Другой (временный) гарант несколько раз предпринимал попытки, навести порядок в деле исполнения Определений Конституционного Суда. Помнится, он даже давал поручения Председателям самых высоких судов России предпринять меры совместно со своей администрацией… А когда те ровно ничего не сделали, то не на шутку рассердился и сильно топнул ножкой, издав Указ от 28 марта 2011 г. N 352 "О мерах по совершенствованию организации исполнения поручений и указаний Президента Российской Федерации", вступивший в силу 1 июля 2011 г., которым утвердил порядок исполнения своих поручений и указаний. А ещё поручил промониторить это дело уже органам юстиции…
    То есть бумажки и имитация какой-то деятельности были, но дело не сдвинулось, ни на йоту. После чего стоит ли обижаться, что граждане России не считают возможным обращаться к нему по имени, отчеству?
    Наш новый старый гарант, при котором весь это бардак и начинался, в ходе предвыборного развешивания лапши на уши электорату, отвечая на вопрос А.В. Ломакина-Румянцева, тоже пообещал разобраться с этим вопросом и дать соответствующее поручение правительству. Но какова цена этих обещаний?..
    Повторить свой вопрос Путину В.В. депутат Государственной Думы, председатель Всероссийского общества инвалидов Ломакина-Румянцева А.В. до сих пор не отважился. Зато обратился с запросом во время правительственного часа, спросив: "Каковы результаты выполнения поручений В.В Путина по вопросу возобновления предоставления автотранспортных средств на льготных условиях, как технического средства реабилитации (перечень поручений по итогам выступления В. В. Путина в Государственной Думе 20 апреля 2011 года с отчетом о результатах деятельности Правительства Российской Федерации в 2010 году) и предоставления по медицинским показаниям автомобилей инвалидам с нарушениями функций нижних конечностей (перечень поручений по итогам встречи В. В Путина с представителями общественных организаций инвалидов 19 августа 2011 гола)? Какова в целом позиция Министерства труда и социального развития Российской Федерации о возможности решения данного вопроса?"
    Как следует из ответа, приведённого Черевковым Виктором Павловичем на «Disability», от Минтруда последовал ответ (http://www.disability.ru/forum/index.php?id=23733&page=35, (пост от 28 ноября 2012 17:37).
    Его я попытаюсь прокомментировать.
    «Норма по обеспечению инвалидов автотранспортом за счет средств федерального бюджета предусматривалась Федеральным законом от 24 ноября 1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации. При этом обязательным условием для получения инвалидом автомобиля было наличие медицинских показаний…» - То есть Министерство труда и социального развития, оказывается, не в курсе того, что кроме указанного в ответе закона, есть ещё 4 Федеральных закона и один Указ Президента РФ, которыми эта норма предусматривается!
    «С 1 января 2005 года автомобили не квалифицируются как технические средства реабилитации и медицинские показания на их получение в настоящее время не устанавливаются. Взамен утраченных натуральных льгот, начиная с 1 января 2005 года, за счет средств федерального бюджета инвалиды имеют право на ежемесячные денежные выплаты, размеры которых определены в зависимости от группы инвалидности. Размер ежемесячной денежной выплаты подлежит индексации один раз в год с 1 апреля текущего года». - То есть, вновь переименованный Минтруд, как и его предшественник, Минздрав, напрочь игнорирует тот факт, что живы ещё носители тех самых длящихся правоотношений, которых собесовцы уже давно вычеркнули из списков, а заодно игнорируется и вывод, сделанный Конституционным Судом о том, что те самые выплаты это «… - элементы механизма восполнения потерь для граждан, ранее являвшихся получателями натуральных льгот и гарантий, и, следовательно, направлены на обеспечение стабильности их юридического статуса (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 2006 года N 56-О), причем они предоставляются всем инвалидам - без учета различий в объеме и содержании ранее предоставлявшихся льгот и не обеспечивают полноценную компенсацию отмененной льготы в форме предоставления транспортного средства.»
    А дальше, вместо того, чтобы ссылаться на не отменённые, но бездействующие по вине указанных выше должностных лиц и органов власти нормативные акты, Минтруд ссылается как раз на ту самую кривосудную практику, сложившуюся с 2009 года: «В настоящее время сложилась устойчивая судебная практика, включая позицию Верховного Суда Российской Федерации, согласно которой данные лица не имеют в соответствии с действующим законодательством права на обеспечение транспортным средством». И передёргивая позицию Конституционного Суда Российской Федерации, Минтруд утверждает, что «… внесенные в законодательство Федеральным законом от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ в части «монетизации льгот» изменения (в том числе и в сфере обеспечения инвалидов транспортными средствами) не нарушают конституционных прав граждан в связи с компенсацией ранее предоставлявшихся в натуральной форме льгот.» - 153 –я статья закона забыта, вывод о том, что «монетизация» не обеспечивает полноценную компенсацию отмененной льготы в форме предоставления транспортного средства игнорируется.
    «Таким образом,- делает ложный вывод Минтруд, даже не утруждаясь изучить законодательство: - правовых оснований для обеспечения бесплатно инвалидов автомобилями в настоящее время не имеется.
    Для обеспечения инвалидов автомобилями потребуется восстановить утратившие силу нормы законодательства, что, по сути, будет означать возврат к предоставлению натуральных льгот и повлечет за собой ревизию Федерального закона от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ в части «монетизации льгот» в целом и может привести к неконтролируемому росту расходов средств федерального бюджета.» - Всё вышесказанное либо абсолютная некомпетентность и незнание вопроса, либо откровенное враньё, в котором всё же есть доля правды. Она состоит в том, что не хочет Минтруд тратить уже сэкономленные на инвалидах деньги, но при этом лицемерит, делая вид, что заботится об их же благе: «Следует учитывать, что выделение автомобилей людям, страдающим серьезными ограничениями по передвижению, зачастую не способным не только эксплуатировать, но и содержать этот автомобиль представляется малоэффективным средством содействия в обеспечении инвалидам мобильности». Попутно подкидывается новая обманка: «Более перспективным представляется развитие путей и способов содействия в обеспечении инвалидам их мобильности, соответствующих международному опыту (обеспечение техническими средствами реабилитации, предусмотренными федеральным перечнем, развитие службы «социальное такси»». То, что содержание такого такси, например, не в крупном городе, а в глубинке тому же бюджету влетит «в копеечку», Минтруд, по-видимому, не интересует. Главное: отписаться.
     
    Вместо заключения.
    "Из того, как общество относится к инвалидам, делают выводы о том, насколько оно цивилизовано. И России здесь есть чему учиться", - говорил бывший Председатель Правительства РФ, а ныне Президент России В.В. Путин.
    Только зачем пенять на общество, если не в результате действий общества, а в результате целенаправленных действий Ваших подчинённых, Владимир Владимирович, по вине тех, кто называет себя государственниками, «длящиеся правоотношения» по факту стали прекратившимися? Неужели сэкономленные на инвалидах деньги сопоставимы хотя бы с тем моральным вредом (даже не самих инвалидов, чьи права растоптаны и до настоящего времени не восстановлены), а тех же честных чиновников, которые, надеюсь, ещё есть в органах соцзащиты, но которые вынужденных рисовать неправомерные отказы и тех же судей, вынужденных прятать глаза, вынося неправосудные решения?
    Неужели для того, чтобы правоохранительная система, постепенно становящаяся таким образом правоХОРОНИТЕЛЬНОЙ, одумалась и начала не понарошку защищать права и ПРАВО, обязательно нужно, чтоб кто-нибудь типа Алексея Навального, ткнул Чайку, Лебедева и Бастрыкина в бездействующее по их вине законодательство и спросил: «Доколе? Сколько можно врать, изворачиваться или отмалчиваться, меняя собственную честь на зряплату и прочие правоХОРОНИТЕЛЬНЫЕ бонусы?»
    Какова всё же цена поднятого вопроса, сейчас дать точный ответ невозможно, однако, есть основания полагать, что она вполне сопоставима со стоимостью удорожания всего лишь одного известного сочинского олимпийского объекта, после инспектирования, которого В.В. Путин обронил: «Молодцы, хорошо работаете» (http://www.youtube.com/watch?v=51T1nhpmcCU).
    О том, что деньги на обеспечение инвалидов автомобилями выделялись, свидетельствует не только указанное ранее Апелляционное определение Калининградского областного суда: «…на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов», но и Решение Верховного Суда РФ ГКПИ07-1364 от 23 января. В частности, судья ВС РФ Романенкова Н.С. с участием прокурора Масаловой Л.Ф. и представителями Правительства РФ Кузнецовой Е.А. и Люкшина Н.Н., рассматривая гражданское дело по заявлению Молоткова А.С. установила: «Обеспечение инвалидов Великой Отечественной войны, поставленных до 1 января 2005 г. органами социальной защиты населения субъектов Российской Федерации на учет по обеспечению транспортными средствами за счет средств федерального бюджета, является обязанностью Российской Федерации.
    В этих целях в Федеральном законе от 19 декабря 2006 г. N 238-Ф3 "О федеральном бюджете на 2007 год" Федеральному агентству по здравоохранению и социальному развитию на обеспечение инвалидов транспортными средствами было выделено 835076,7 тыс. рублей (приложение 10. Ведомственная структура расходов федерального бюджета на 2007 год).
    В Федеральном законе "О федеральном бюджете на 2008 год и на плановый период 2009 и 2010 годов" также предусмотрено выделение средств Федеральному агентству по здравоохранению и социальному развитию на обеспечение инвалидов транспортными средствами в 2008 году - 905076,7 тыс. рублей (приложение 28. Ведомственная структура расходов федерального бюджета на 2008 год); в 2009 году - 955376,7 тыс. рублей и в 2010 году - 1005176,7 тыс. рублей (приложение 31. Ведомственная структура расходов федерального бюджета на 2009 - 2010 годы)» (http://www.bestpravo.ru/federalnoje/xg-dokumenty/r7n.htm).
    То есть деньги выделялись тому самому агентству, которое Указом Президента от 12 мая 2008 года №724 было упразднено. По каким спискам, происходило выделение денег агентству или Минздраву, а так же были ли действительно на них закуплены авто для инвалидов, если, как утверждают хором все перечисленные здесь должностные лица: «правовых оснований для этого не было» - это вопросы, которые до сих пор остаются без ответов.
    Единственным гос/органом, к которому есть хоть какое-то доверие, на мой взгляд, является Счётная палата РФ. Однако, если, как сообщает Interfax со ссылкой на "Коммерсантъ" (оригинал материала на http://www.interfax.ru/russia/news.asp?id=300587) Татьяна Голикова действительно может сменить Степашина С.В. на посту руководителя Счетной палаты, то правдивых ответов на эти вопросы мы узнаем уже не скоро, ведь по её версии вопрос с обеспечением автомобилями инвалидов уже решён.

    Очень хотелось бы верить, что в России ещё есть независимые депутаты и средства массовой информации, которые способны сыграть роль коллективного А.Навального, или в России таких уже не осталось вовсе?


    Источник: http://www.disability.ru/story/show.php?id=5557
    Категория: СМИ | Добавил: Павлович (30.05.2013) | Автор: Семеренко Виктор Павлович E
    Просмотров: 485 | Теги: РОССИЙСКОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ | Рейтинг: 5.0/3
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Форма входа
    E-mail:
    Пароль:
    Форма входа
    Поиск
    Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Теле Россия 24
    Смотри бесплатно телеканал РОССИЯ 24 онлайн
    Телеканал ОТР
    Смотри бесплатно телеканал ОТР онлайн
    Спорт канал
    Смотри бесплатно телеканал Россия 2 онлайн
    LIFE NEWS
    Смотри бесплатно телеканал LIFE NEWS онлайн
    телеканал ШАНСОН
    Смотри бесплатно телеканал ШАНСОН ТВ онлайн
    телеканал ТНТ
    Смотри бесплатно телеканал ТНТ онлайн
    Крути-верти
    Голосуй


    Copyright MyCorp © 2016