Среда, 25.05.2022, 18:48
Приветствую Вас Гость | RSS
ПОСЛЕДНИЕ ТЕМЫ ФОРУМА
  • Дизель шоу: лучшие приколы - зима 2... (2)
  • Лётчики, работа, проблеммы, оплата ... (74)
  • Пожилые модники по-настоящему удивл... (8)
  • Давно так не хохотала ))) (2)
  • Бугуруслан тебя я не забуду (4)
  • Саботаж топ менеджеров русских авиа... (1)
  • Самый красивый в мире грузовик! Обз... (1)
  • Band ODESSA - Ой , люблю я мама кла... (31)
  • Меню сайта
    Доска позора
    Доска позора.ру:

    добавить жалобу >>>>

    Категории раздела
    Суд [9]
    СМИ [378]
    Право [1]
    Мои статьи [0]
    Разное [3]
    Беспредел [8]
    Документы [0]
    Мини-чат
    200
    Статистика

    Онлайн всего: 4
    Гостей: 4
    Пользователей: 0
    Главная » 2022 » Март » 20 » Что нас ждёт в экономике
    08:50
    Что нас ждёт в экономике
    Что нас ждет: российское производство, или сотрудничество с Китаем?

    Сегодня мы переживаем один из сильнейших кризисов, коснувшийся почти всех отраслей промышленности. Реально ли активизировать процессы импортозамещения и при каких условиях? Какие альтернативные сценарии?

    О перспективах в колонке Inc. рассказывает Артем Лукин, основатель и генеральный директор TECHNORED — компании-разработчика робототехники.

    Какие отрасли промышленности в России пострадали больше всего?
    Промышленность больше всего пострадала от торговых ограничений, то есть запрета на поставки технологий и комплектующих от западных производителей.

    По данным РЭЦ, это в основном электроника, различное оборудование и запчасти для оборонно-промышленного комплекса, авиации, нефтегазодобычи, космоса, судостроения, транспорта. Важно, что санкции коснулись товаров двойного назначения, которые применяются как в ВПК, так и в гражданской отрасли, например полупроводников.

    Санкции 2022 года отличаются от санкций предыдущих лет. В этот раз Россия столкнулась с беспрецедентным явлением — массовым уходом международных брендов с рынка. Это повлияло на сферы, которые ограничения не затронули напрямую.

    Мы занимаемся робототехникой: в нашей отрасли датский производитель роботов-манипуляторов Universal Robots закрыл российское представительство, тем самым нарушив цепочки поставок. Список таких компаний длинный и постоянно обновляется.

    Все эти факторы привели к тому, что промышленники остались без части критически важной номенклатуры. Доля попавших под ограничения комплектующих разнится в зависимости от сферы. Например, в микроэлектронике сейчас запрещен импорт примерно 5% номенклатуры, но в это число попадают наиболее сложные и технологичные компоненты.

    У крупного представителя автопрома в 2020 году доля зарубежных компонентов доходила до 35,5%; в некоторых видах железнодорожного транспорта используются порядка 12% импортной номенклатуры. Мы применяли порядка 30% западных комплектующих, и сегодня перед нами стоит задача быстро импортозаместить их. Точно так же и другим отраслям теперь не хватает совершенно разных материалов — от чипов и ретрансляторов до специальных шин и двигателей.

    Активизируем ипмпортозамещение или переходим на поставки из Китая?
    Откуда брать «пропавшую» номенклатуру? Сценарий «А» — создавать локальное производство,
    «В» — искать замену поставщикам в Китае, Казахстане, ОАЭ, Турции, Индии или других странах, которые не вводили или не поддержали санкции. Полный перечень таких стран можно посмотреть вот на этой карте.

    Справедливо отметить, что сценарий «В», по сути, уже запустился — как естественная реакция рынка. Однако это вовсе не значит, что в стране не будет развиваться импортозамещение. Наоборот, локализация недостающих компонентов будет набирать обороты и происходить параллельно с переходом на других поставщиков.

    Сильно уменьшить зависимость от Китая, США или Тайваня позволит активизация импортозамещения в области электронного машиностроения и микроэлектроники — это гарантия не только безопасности, но и устойчивости промышленности и экономики.

    Эта отрасль производит технологичные компоненты для автопрома, железнодорожного и городского транспорта, ЖКХ, информационной инфраструктуры, не говоря о смартфонах и компьютерах. Но импортозамещение необходимо и по другим комплектующим.

    Сценарий полного перехода на китайские (корейские, индийские — подчеркните нужное) компоненты маловероятный. Переориентация на страны Востока однозначно влечет рост затрат на логистику и налогообложение, а также увеличение сроков и прочих издержек.

    С началом пандемии срок доставки контейнеров из Китая с любыми комплектующими — будь то электроника, промышленные роботы или любые другие элементы — увеличился до 60–90 дней вместо 45 дней. А сейчас сроки выросли еще больше и стали непрогнозируемыми.

    Чтобы обеспечивать бесперебойное производство, нужно иметь огромные складские запасы, а это снова затраты. Стоимость доставки не успела «оправиться» от локдаунов, как подверглась влиянию кризиса. Если раньше это было примерно $2–6 тыс., то сегодня — $15–20 тыс. за контейнер. В первую очередь из-за нехватки контейнеров, а также возросшего спроса.

    Реально ли провести импортозамещение за пять лет?
    Безусловно, на импортозамещение требуются десятилетия, но в новой реальности этого времени нет. В целом, это возможно на горизонте трех-пяти лет (в зависимости от направления), если в ближайшее шесть месяцев нам удастся преодолеть первичный шок от последствия санкций, отладить взаимодействие бизнеса и государства, построить планы по поддержке и даже развитию.

    Я в этом плане осторожный оптимист и считаю, что у России есть фора: многие производства и компании работали над локализацией с момента санкций 2014 года и успели заместить важную номенклатуру. Например, в России существует собственная система числового программного управления (ЧПУ), которая производится предприятием из Иванова и используется в специализированных станках для судостроительных работ.

    Почему ее не ставили массово раньше? Все просто: спрос у заказчиков был на электронику зарубежного производителя. Уход международных брендов, трудности в поставках и рост цен из-за обвала курса рубля создадут условия для развития локальной продукции.

    Главный вопрос сейчас: что нужно для того, чтобы активизировать импортозамещение.

    «Три кита» импортозамещения
    Деньги
    Экономика — взаимосвязанная система. Если из одной сферы финансы уходят, то они перераспределяются в пользу другой. Сейчас российские системообразующие компании и крупный бизнес будут все чаще обращаться к малым и средним предприятиям, чтобы локализовать как можно больше комплектующих.

    Одним словом, направят бюджет на внутренний рынок и будут тратить деньги в России.

    Поставщики уже закупленного оборудования из ЕС, США, Канады приостановят гарантийную поддержку и прекратят поставлять запчасти, так что и этот пробел необходимо заполнить услугами локальных специалистов. Количество заказов увеличится, а вместе с этим и уровень технологий, конкуренции.

    Кроме того, государство уже реализует поддержку проектов в сфере цифровой трансформации, IT и радиоэлектроники для промышленности. В рамках этих программ компании могут компенсировать часть затрат на разработку и внедрение отечественных цифровых продуктов, сервисов и платформенных решений.

    Люди
    Второй «кит» — люди. Это сложнее. Производство задолго до нынешнего кризиса страдало от нехватки кадров.

    До создания TECHNORED я занимался развитием двух собственных заводов и примерно в 2015–2016 годах заметил, что растет спрос на роботизированные технологии. Это было связано в том числе с дефицитом кадров. Средний возраст работника производства уже тогда был 50–60 лет. Об этом говорят не только наблюдения, но и статистика: по данным Института экономической политики (ИЭП), основной причиной, по которой предприятия теряют работников, остается выход последних на пенсию.

    В то же время молодое поколение не жаждет работать на заводе в тяжелых, а иногда и опасных условиях; не хочет выполнять скучную, однообразную работу. Им больше нравится зарабатывать проще и быстрее, скажем, в сфере доставки.

    Сейчас, даже если есть деньги на закупку дополнительных станков, работать за ними некому. По последним оценкам, в машиностроении и металлообработке доля незакрытых вакансий за последние пять лет выросла на 1,6 п. п. — с 2% до 3,6%. Это примерно 60 тыс. позиций для квалифицированных рабочих. Внедрение роботизированных комплексов является одним из решений данной проблемы.

    Качество
    Третье условие, которое необходимо для развития импортозамещения, — это высокий уровень качества.

    Однозначно скажу, что мы умеем изобретать, разрабатывать что-то уникальное. Например, инженер Ипполит Романов создал первый российский электромобиль и был в числе мировых пионеров-изобретателей в этой области. Это было в 1889 году. Но с запуском в массовое, серийное производство у нас есть проблемы. В первую очередь из-за достаточно низкого уровня технологий и культуры производства, а также недостатка квалифицированных сотрудников.

    Как решать вопрос с кадрами и качеством? Ускоренно переходить к «умному» производству и внедрять роботов на те участки, где это возможно, а иногда — просто необходимо. К сожалению, в спокойное время бизнес находит достаточно причин, чтобы не выходить из зоны комфорта, внедряя технологии — будь то ПО или устройства, такие как роботы. Раньше я часто слышал от собственников и директоров заводов: «Мы не готовы». Но сейчас появились мощные триггеры.

    «Умные» фабрики в России — фантазия или реальность
    При слове «роботизация» люди представляют фабрику будущего где-нибудь в Кремниевой долине. Это не так — роботы подходят любому заводу, включая малые и средние предприятия. Роботизировать можно практически любой производственный процесс, если требуется:
    - повысить производительность и рентабельность,
    - снизить затраты,
    - улучшить качество продукции,
    - создать более комфортные условия труда и уменьшить уровень производственного травматизма.

    Роботы наиболее распространены на рутинных или опасных процессах — сварке, сборке, шлифовке, резке, загрузке деталей в станок, сверлении. Это присутствует на всех металлообрабатывающих или машиностроительных предприятиях. В то же время можно роботизировать любой нестандартный процесс, например лабораторное тестирование или пересчет наличности.

    Коллаборативные модели роборук могут даже смешивать коктейли или играть в шахматы с начальником производства.

    По данным отчета IFR за 2020 год, в мировой промышленности занято 2,4 млн роботизированных систем, в основном в странах Азии, США, Германии.

    В России установлено около 6 тыс. роботов, что составляет 0,25% глобального рынка. Во-первых, из-за отсутствия быстрых и доступных решений, во-вторых, из-за того что Россия пропустила первую волну роботизации. В мире первые промышленные роботы появились в 1980-х годах и начали активно входить на заводы и фабрики. А у нас в это время заводы скорее закрывались, нежели модернизировались.


    Поделиться с друзьями
     
    Категория: СМИ | Просмотров: 146 | Добавил: Aleks | Теги: импортозамещение | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Поиск
    Форма входа
    E-mail:
    Пароль:
    Форма входа
    Календарь
    «  Март 2022  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031
    Теле Россия 24
    Смотри бесплатно телеканал РОССИЯ 24 онлайн
    Телеканал ОТР
    Смотри бесплатно телеканал ОТР онлайн
    Спорт канал
    Смотри бесплатно телеканал Россия 2 онлайн
    LIFE NEWS
    Смотри бесплатно телеканал LIFE NEWS онлайн
    телеканал ШАНСОН
    Смотри бесплатно телеканал ШАНСОН ТВ онлайн
    телеканал ТНТ
    Смотри бесплатно телеканал ТНТ онлайн
    Россиянам достойную жизнь ... Рост цен это ещё цветочки!
    Скажи Коррупции - НЕТ! ....... Вернём России честные выборы ... .
    Крути-верти